Святой Николай и Дед Мороз

 

В Мирех, святе, священнодействитель показался еси:

Христово бо, преподобне, Евангелие исполнив,

положил еси душу твою о людех твоих,

и спасл еси неповинныя от смерти;

сего ради освятился еси,

яко великий таинник Божия благодати

(Кондак Св. Николаю Чудотворцу)

Святитель Николай Мир Ликийский почитался главным образом в Восточной области Римской империи, но постепенно почитание святители распространялась и на Запад, особенно после перенесения его мощей в Италию. Особенно Николая Чудотворца почитали в Голландии, так как, будучи морской державой, обращалась за помощью к святителю Николаю, покровителю мореплавателей. Николай Угодник был покровителем голландской столицы Амстердама. Накануне 6 декабря, в день праздника Мирликийского чудотворца, в порт Амстердама входил роскошный корабль, который встречали «отцы города», войска и множество народа. Специальный человек одетый в епископскую мантию изображал из себя святителя и, сойдя на берег, садился на белого коня. Принято было считать, что прибывает он из Испании, колонией которой в то время Голландия являлась. Вместе со святителем Николаем на берег сходил «черный Пит», как бы его чернокожий паж. О его происхождении есть самые разноречивые сведения, но функция его при святителе была простой и ясной, если святитель Николай, как покровитель детей шел к благочестивым детишкам и разносил им подарки, то Пит имел в своих руках записи детских негодных поступков, в другой же руке нес розги или даже кандалы с цепями. Детям объясняли, что непослушных детишек Пит либо сечет розгами, либо заковывает в кандалы и увозит как рабов в Африку. При этом проникал Черный Пит к непослушным детям через дымоход, то есть спасения от него не существовало. Кто-то говорил, что Пит это искуситель, кто говорил, что это волхв, приносивший дары Христу, а кто, что это просто его слуга черный от сажи печных труб. Накануне приезда святителя Николая дети выносили за порог дома свои деревянные башмачки и оставляли там сено, морковку и хлеб, для белого коня святителя, Николай же оставлял в них подарки и сладости. Обязательно в них присутствовал пряник в виде святого. На Рождество же подарков не делали, только в Святки, как и в России ходили по домам, пели рождественские песнопения и получали за это приношения.

Когда в Голландии началась реформация и к власти пришли протестанты, отрицавшие почитание святых, то памяти святого угодника была объявлена беспощадная война. По всей стране собирали детей на центральных площадях и на их глазах жгли изображения святителя, подарки от его имени были строжайше запрещены, в день праздника по домам ходили специальные соглядатаи и пресекали всякую попытку отметить память святого. Но простые люди тайком все равно отмечали и готовились встречать день святого передавая друг другу подарки незаметно. Тогда было решено дарить подарки именно на Рождество, как бы от лица Самого Христа, в итоге возникла еще большая путаница.

Голландцы первыми высадились на Американский континент и основали там колонию «Новые Нидерланды» со столицей «Новый Амстердам», при этом первой была построена церковь Святителя Николая (сохранившаяся до сих пор и расположенная возле знаменитых небоскребов-близнецов уничтоженных 11 сентября террористами), и перенесены все традиции его почитания преследуемые на родине. Через сорок лет эту колонию захватили англичане, переименовав Новый Амстердам в Нью-Йорк (Новый Йорк). Английские колонисты быстро переняли голландское празднование в честь святителя Николая, что стало кошмаром для их протестантского начальства. Праздник преследовался с удвоенной силой по религиозным (культ святых) и по национальным (ненавистные голландцы) признакам. При этом англичане не могли выговорить голландское Синтер-Клаас (Sinter Klaas), как в просторечье звучало имя Святого Николая, вместо этого у них получалось Санта-Клаус.

Реформаторы старались всеми способами ослабить связь между любимым праздником и святым Николаем, но детям нужно было как-то объяснять кто приносит им подарки, что это за «добрый дедушка», выдумывалось что угодно, только не правда. Наконец одержал верх идиотское стихотворение стоматолога и учителя древнегреческого языка в протестантской семинарии К.К. Мура, что Санта-Клаус это добродушный эльф. К.К. Мур был образованный человек и не мог не знать истины, но сознательно вводил своих детей в заблуждение посвящая им стихотворение и превращая святого угодника в карикатурный персонаж. Вот отрывок из этого стихотворения:

Забавный толстяк — просто эльф, да и только!

Не выдержав, я рассмеялся до колик.

(Вначале слегка опасался смеяться,

но звёздочек-глаз разве можно бояться?)

Не молвив ни слова, он взялся за дело -

чулки у камина наполнил умело,

кивнул, пальчик пухленький к носу прижал

(мол тихо! молчи!) — и в камине пропал.

Однако, превратить Санта Клаус в простого эльфа не позволяла действительность. Когда началась гражданская война между северными и южными штатами США и дела у северян шли не важно, для того чтобы поднять их боевой дух Авраам Линкольн распорядился издать плакаты на которых любимый всеми Санта Клаус выступает на стороне северян. Как только эти плакаты попали в войска, южане стали терпеть одно поражение за другим и совершенно деморализовались, что распространило славу «Санта Клауса» по всей Америке.

После гражданской войны популярность Санты стали использовать коммерческие структуры для рекламы своих товаров, особенно в этом преуспела «Кока-Кола», чем в разы повысила продажу прохладительного напитка, причем даже в зимнее время. Таким образом, святой Николай даже в таком далеком от своего образа виде, все равно продолжал помогать людям, обращавшимся к нему за помощью.

Во время Второй Мировой войны американские солдаты перенесли культ Санта Клауса в Европу, при этом он теперь был тесно связан именно с Рождеством. В Голландии вышел парадокс: 6 декабря там по прежнему подарки разносит Синтер Клаас, а 25 декабря подарки разносит уже Санта Клаус, почти тоже, только уже без негра. Культ Санта Клауса в послевоенные годы буквально захватил Европу, так что с ним стали бороться уже не только протестанты, но и католики и в 1969 году переводят святого Николая в ранг низших святых не обязательных для поклонения, что впрочем не сколько не уменьшило его почитания.

Обеспокоенный новым поветрием И.В. Сталин дал приказ разработать что-то в противовес идеологически чуждому Санта Клаусу, и из недр партийной алхимии вышел Дед Мороз и Снегурочка. За основу были взяты стихотворение идейно близкого Н.А. Некрасова «Мороз Красный нос» и пьеса А.Н. Островского «Снегурочка». Предполагалось, что это персонификация старого года, поэтому иногда рядом рисовался молоденький мальчик, т.е. Новый год. Снегурочка удачно подходила как любая нежить, но функции ее были непонятны: мешок она нести не могла, ничего не говорила и как собачонка следовала за Морозом. Дед Мороз один из самых удачных монстров советской идеологической машины именно своей деидеологизированностью, так что получился обратный эффект: Новый год во главе с Дедом Морозом становится популярней праздника Октябрьской Революции, и стал причинять лишнюю головную боль партийным агитаторам. Святитель Николай, которого превратили уже не весть во что, все-равно продолжал дарить детям и взрослым земли радость и праздник.

Забеспокоилась и Организация Объединенных Наций (ООН), все внедряемые ее праздники не имели никакого успеха, культ же Санта Клауса захватил всю планету и с этим никто ничего не мог поделать. Даже религиозно чуждые христианству страны вынуждены отмечать Рождество и принимать Санта Клауса у себя. Израильские раввины делают кошерных «святых Николаев»; мусульмане в турецком городе Демре, бывший город Мир, валом валят в «церковь Деда Мороза»; коммунистический Китай вынужден праздновать Рождество вместе с Шэн Дань Лаожэнем, как они называют святого Николая и т.д. Фактически во всем мире уже нет страны где так или иначе не отмечали Рождество — Новый год с неким загадочным седобородым старцем. При этом современные правители мира бояться самого страшного для них – воспоминания о святом Николае Угоднике, так для объяснения, кто же такой Санта Клаус ООН в 1984 году специально постановила считать, что прообразом Санта Клауса является финский Йоулу-пукки, и соответственно его родиной весь мир должен считать не Ликию, провинцию Малой Азии, а финскую Лапландию. И действительно в Лапландии с языческих времен почитался этот гном живущей в горе Корватунтури в виде огромных ушей и слушающий окрестности, чтобы услышать детские капризы, в рождественскую ночь этот гном обращается в козла и ворует не молящихся детей. Поэтому его так и прозвали «Рождественский козел» («Пукки» по-фински – козел). И этому то «пукующему козлу» со всего мира дети и пишут письма со всеми своими детскими чистыми пожеланиями. Чего казалось бы проще, объявить, что Санта Клаус и есть святой Николай, но миру скорее приятен старый финский козел, чем православный святой. Однако пути Господни неисповедимы и святой Николай продолжает нести радость в дом каждому, кто даже не подозревает кто он такой, ибо так он делал и при своей жизни.