Заблудившийся


Яша с великим трудом открыл глаза, попытался пошевелиться и сразу понял, что крепко накрепко связан по рукам и ногам. Было трудно дышать, во рту чувствовался привкус какой-то невыносимой дряни, голова нестерпимо болела, тело было словно избитым, и может быть, и переломано, чего он не мог проверить по причине плотной прикрутки. Но самое неприятное, он совершенно не мог вспомнить, ни где он, ни как оказался в этом месте. И еще ему жутко хотелось есть, и хуже всего, под ним было неприятно мокро.

Яша попытался приподняться и сфокусироваться на чем-либо, но он не смог, все плыло и расплывалось перед глазами. Что-то нужно было делать, но для этого необходимо вспомнить, как же он очутился здесь и что с ним случилось.

Во-первых, почему у него все болит, особенно голова? Яша пытался напрячь память, но кроме самой боли ничего не смог вспомнить.  Ладно, оставим. Во-вторых, где он сейчас находится?

Невероятными усилиями, кряхтя, как старик, Яша попытался рассмотреть окружающую обстановку, но глаза не слушались и он разглядел, только прямоугольный проем, из которого лился свет, и веяло прохладой. Ни свет, ни прохлада Яше не понравились, для него все это было совершенно незнакомым.

Яша в изнеможении прикрыл веки и стал с напряжением вспоминать, что же с ним приключилось. Он понимал, что в зависимости от ответа на этот вопрос зависела его жизнь или смерть. Яша должен был вспомнить, как он очутился здесь и что все это значит?

Вдруг, сквозь головную боль, он неожиданно вспомнил, что пытался скрыться. Так, это уже кое-что. У него все болит, и он пытался скрыться. Только не ясно: у него все болит из-за того, что он пытался скрыться, или он пытался скрыться, потому что у него все болело?

Хорошо. Тогда возникает вопрос, от кого он хотел скрыться и с чем скрыться? Может он что-нибудь украл? Скрыться он того, у кого украл?

Яша открыл глаза и еще раз стал вглядываться в единственно доступный для его зрения прямоугольник окна с льющимся светом. Что-то это ему все-таки напомнило, но это было сложное воспоминание. Яше пришлось даже наморщить лоб, чтобы сосредоточиться. Конечно, он помнил свет, только совершенно иной. Да, и не в свете дело, а в том, что он с кем-то поссорился, там, где был свет. Это был его Хозяин? Начальник? Отец? И из-за чего поссорился?

Яша снова попытался дернуться – бесполезно. Он малость передохнул, прикрыв глаза, и стал вспоминать снова. Картина стала более-менее проявляться, хотя как-то многослойно.

Итак, в чем причина ссоры? Он что-то стащил у этого «Хозяина»? Похоже на то. Он что-то взял и не хотел отдавать, поэтому хотел скрыться и поэтому  он попал в какую-то катастрофу. Его либо догнали, либо он сам чего-то не рассчитал. Но кто и зачем его связал? Уроды, дайте только развязаться. В Яше вдруг вспыхнула одновременно ярость, желание мщения и непреходящая горечь какой-то утраты.

То, что он украл, находится с ним, или уже нет? Яша успокоился и задумался. Нет, что-то не то и не так. Ничего он не крал, потому что ему хозяин это так отдал, вернее он взял, поскольку это принадлежало ему по праву, и этого у Хозяина и так много. Тогда зачем он бежал? И разве он с кем-то ссорился? С Хозяином невозможно поссориться. Да он просто взял, то что принадлежит ему и ушел от Хозяина. Да и не Хозяин тот никакой, ведь роднее его никого нет. Может он Отец? Но почему тогда теперь Яше так страшно?

Яша решил успокоиться и расслабиться, чтобы без суеты все расположить по полочкам. Итак, есть очевидный факт: он связан по рукам и ногам. Раз его связали, значит, он опасен. Хотя он мог быть и в «психбольнице»? Пусть так, это тем более подтверждает его опасность для кого-то другого. То, что он бежал, это то же факт для него очевидный. Побег был дерзким и опасным, и именно поэтому у него все болит. Значит, максимальную опасность для него представляют те, кто его схватил после побега и связал. Кто же это такие?

Тут Яше пришла в голову некая интуиция, достаточно очевидная: те кто его связал связаны как-то с тюрьмой, в которой он сидел. Все-таки его схватили на выходе, но бояться огласки и теперь просто придерживают, решая, что с ним делать. Или знают, что с ним делать?

Да, именно из-за этого все началось, весь этот кошмар и катастрофа, ему дали убежать, чтобы заманить сюда. Вот это вернее – подстава. Его спровоцировали на побег, для каких-то неведомых ему целей.

Но ничего, он переживет, он всем теперь покажет, мало не покажется никому, вот только бы развязаться. Яша стал пытаться выкрутиться из своих уз, но все его усилия остались тщетны. Терпение его лопнуло, и он для проверки крикнул, понимая, что этим выдает свое присутствие.
Тотчас над ним появилось чье-то круглое размытое лицо, и кто-то незнакомый заговорил с ним, идиотским голосом:

- Что проснулся, ангелочек? А-агу-у. Агушеньки. Сейчас мама придет, покормит тебя, внучок наш золотой, перепеленает. Вот смотри, игрушечка, как поросеночек. Хрюк-хрюк. Смотри, как хрюкает, вот как хрюкает. Отю-тюшеньки. И что мы такие сердитые, недовольные, бровки морщим. Да? Ох, ты, какой тяжелый, подымайся наше солнышко ненаглядное.

Яшу подхватили на руки и подняли вверх на такую головокружительную высоту, что у Яши окончательно сдали нервы, он не выдержав, заорал в полный голос.